Белорусское государство и борьба с наркоманией (Интервью)

«Законы, в сущности, бесполезны как для дурных людей, так и для хороших. Первые из-за них не становятся лучше, вторые же  — не нуждаются в них».

 Демокрит

Несколько лет назад «стабильные» улицы белорусских городов стали заполнять разного рода психотропные вещества. Большая часть из них была синтетическая, низкого качества и часто вызывала тяжелые последствия, но распространялись они крайне широко и стремительно. В СМИ все чаще стали попадать несчастные случаи, применение насилия, самоубийства и травмы, связанные с психотропами. В Беларуси по неофициальным данным ежегодно совершается не менее 40 000 000 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, психотропных веществ и их аналогов. Такая тенденция не осталась незамеченной в высших эшелонах власти и ее взял под свой личный контроль Лукашенко. К сожалению, за 23 года правления диктатор научился решать все имеющиеся в обществе проблемы только одним способом — силовым. Вместо создания сети доступных реабилитационных клиник, программ про профилактике наркомании, повышения уровня жизни для того, чтобы люди не решали свои материальные проблемы с помощью наркобизнеса, Лукашенко сделал то, что он делает всегда, когда в обществе назревает какая-то проблема. Спустил с цепи своих псов из органов внутренних дел. Одной из таких мер стало введение декрета о «борьбе с наркотиками«, который ужесточил уголовную ответственность за сбыт наркотиков.

О том, насколько неэффективно работают такие меры, как таким поводом злоупотребляют сотрудники милиции, как молодым людям из-за одной сигареты с марихуаной ломают жизнь и будет этот материал. Основная статья Уголовного Кодекса, по которой осуждают наркоманов — это статья 328 и звучит она как «Незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов». Сама статья подразделяется на четыре части, каждая из которых подразумевает более суровое наказание, чем предыдущая. Самые большие сроки предусмотрены по частям за оборот с целью сбыта в составе организованной группы. Основная часть правок, внесенных декретом узурпатора, касалась именно тех частей, по которым должны судить наркодиллеров, а не самих наркоманов. 

Однако белорусское государство, и его правоохранительная система в том числе, работает по палочной системе и плану, то есть, проще говоря, «для галочки». Министров и силовиков не волнует, насколько реально снижается уровень наркомании в стране, насколько он летален и т. д. Их волнует, чтобы как можно больше людей сели по наиболее тяжким статьям по той разнорядке, которую начальство спускает сверху. Да, это давно не секрет, что у белорусских оперативников и следователей есть количество дел — план — которые необходимо возбудить, закрыть и по которым должны быть посажены люди. В случае, если сотрудник милиции этого плана не выполняет, следуют разного рода санкции: лишение премии, непродвижение по службе, выговор от начальства и т. д. Последний пример — милиционеры Кричева, подавшие жалобу на начальника РУВД. Их не отпускали с работы, пока те не достигали необходимой «нормы».

Но, спрашивается, зачем в таком случае нужно сажать по наиболее тяжким статьям? Потому что если оперативнику спустили сверху план по таким статьям (а его спустят, чтобы отчитаться перед руководством страны за борьбу с наркоторговлей), скорее всего реальных наркоторговцев по этой статье он не найдет, и не потому, что их нету. А потому, что он сам или его начальство их и покрывает за определенный процент от прибыли, что на жаргоне называется «крышевать». Это тоже не является тайной и информация о таких случаях просачивается в СМИ, но, к сожалению, далеко не всегда. Кроме того, многие из продавцов являются завербованными агентами и работают на милицию или спецслужбы. Они периодически сдают своих клиентов и помогают закрыть оперативнику план, взамен получая право подольше остаться на свободе.

Соответственно, у ментов возникает решение: если нет возможности посадить по статье за сбыт наркотиков реальных продавцов, надо «раскрутить» на эту статью обычных наркоманов. И в таком случае 2-3 дозы уже превращаются в «крупный размер с целью сбыта», покурить траву дома с другом в «оборот наркотических веществ в составе организованной группы». Молодые ребята, не сталкивавшиеся с репрессивным аппаратом, напуганные оперативниками, либо оговаривают себя в показаниях, либо их сдает агентура среди продавцов. Хотя во многих случаях даже этого не надо — достаточно показаний сотрудников милиции. Как и в случае с политическими административными арестами, слов двух интеллектуально ограниченных ОМОНовцев достаточно, чтобы отправить человека за решетку. Таких случаев не единицы и не десятки — их, возможно, сотни.

Но существует кардинальная разница между «политическими» и «наркотическими» — тему наркоторговли и наркоманов СМИ освещать не любят. И это касается как государственных СМИ, так и негосударственных медиа. У многих в голове есть стереотип, что наркоманы — это глупые подростки из неблагополучных семей, которым чуть ли не генами было уготована такая судьба. «Меня это не касается / не коснётся» — думает большинство, однако реальность такова, что по статьям, связанным с наркотиками, попадаются самые обычные молодые люди из совершенно разных слоев населения и разного происхождения. Анархисты пообщались с одной из участниц оргкомитета «Наше Право», чтобы узнать, как же проходят дела по статье 328 из уст человека, который лично столкнулся со звериным оскалом белорусского государства.

РД: Расскажите, пожалуйста, как лично Вы стали матерью осужденного по ст. 328 и как столкнулись с этой проблемой?

— Столкнулась с проблемой, когда задержали сына по обвинению в незаконном обороте наркотиков в 2015 г (сына осудили за покупку легальных семян). Сначала, по наивности, думала, что следствие и суд разберутся, доверяла адвокатам. Сама юрист по образованию. Затем поняла, что теоретические знания не совпадают с практикой применения законодательства . Ранее, не сталкиваясь со следствием и судом, предположить даже не могла как работает государственная машина обвинения. Смысл только обвинить и посадить. Разбираться никто не собирается. Под СИЗО познакомилась с инициативной группой людей, собиравших подписи. Так узнала и вступила в группу «328 не просто цифры». Там получила больше информации, чем от адвокатов, и более правдивой. Неважно с какого ты города — везде все происходит по одному шаблону.

РД: Были ли какие-то нарушения, злоупотребления со стороны сотрудников МВД в Вашем деле?

— В моем конкретном деле методов воздействия со стороны на сына не было. Но, это только по той причине, что у него изъяты были при обыске только семена, которые он заказал и получил законно. О чем он сразу и сказал. Оперативники не могли его раскручивать на ложные показания на кого-то для дальнейших фальсификаций, поскольку сын был один, без друзей, как в случаях других матерей. Лишь только по этой причине. Законодательные нарушения были сплошь и рядом: — наркоконтроль в качестве доказательства, что незапрещенные семена являются наркотиком составляет рапорт на основании информации из интернета (вместо нормативного акта). Зная, что он приобрел семена почему-то не приходят с обыском, чтобы предотвратить преступление, а начинают оперативно-розыскные мероприятия, которые прекращаются через полтора месяца, не дав никакого результата. И только через 3 месяца они приходят с обыском, чтобы изъять семена. (очевидно, оперативники ждали, чтобы осудить парня по более тяжкой статье, если он попытается «сбыть» что-нибудь. — комментарий РД) Следователь СК без нормативных документов не только самостоятельно определяет семена запрещенными, но и квалифицирует их особо опасным психотропом. (а это ч.3 ст. 328). Мои попытки объяснить, что это не так, заканчиваются тем, что через три месяца нам добавляют второй эпизод. Уже сбыта. Сбыт остаточных следов сушеных грибов (и не важно, что у моего сына не было никаких грибов) лицу в неопределенное время (январь-март), в неопределенном месте (свидетель не помнит, где это было). Обвинение строится исключительно на показаниях свидетеля (так же обвиняемого), желающего по договоренности с оперативниками смягчить собственное наказание. И это самая распространенная практика. Прокуратура радуется раскрытию особо тяжкого преступления. Суд, как секретариат этой системы, оформляет все в приговор. И вот вы — наркобарон. Премии, звезды, карьера для милиции. А ты, как гражданин, наконец-то начинаешь понимать, что посадить могут любого. И начинаешь бороться. Для того, чтобы признать любую действительность, ее надо осмыслить и понять. Я не понимаю, что сделал мой сын, чтобы его изолировали от общества на 10 лет. Чем он опасен этому обществу? Тем что заказал семена, которые прошли таможню и декларирование? Тогда почему не наказана таможня, почта, контролирующие почту сотрудники наркоконтроля?

РД: Опишите в целом, типичный случай того, как милиция по надуманным обвинениям засаживает молодежь в тюрьмы. Чем в целом занимаются родственники осужденных в этих случаях?

— По методике фальсификаций законодательства, мы высылали наше Обращение в ООН. Чаще всего эти методы: 

— физическое насилие (пытки, издевательство, побои);

— психологическое насилие (устрашение, введение в заблуждение, обман, вербовка свидетелей обвинения).

Могу добавить, что большинство уголовных дел строится исключительно на показаниях подследственных наркоманов (потребителей), когда для общества они изгои, не заслуживающие доверия, а в суде самые достоверные свидетели, почетнее которых в мире нет.

РД: Как вы думаете, сколько в целом по стране случаев, когда по ложным обвинениям молодежь закрывают на более тяжкие сроки?

— Я знакома со многими приговорами. Моя точка зрения: процентов 80 дел сфальсифицированы и потребителей судят как распространителей. Есть приговоры, где, согласно нормам законодательства, человек должен был быть оправдан полностью. Но проблема еще и в том, что потребители и те, кто следствием выбран в распространители, не должны по логике находиться в тюрьме за употребление. Законодательно, да. Ведь нет нормы хранения. В РФ уголовная ответственность наступает от крупного размера. До него — административная. А у нас, независимо от нормы, сразу уголовная. А за что отбывать наказание, если законом потребление не запрещено?

РД: Вы считаете данные меры, применяемые государством Лукашенко, эффективными?

— Я считаю данные меры неэффективными, более того — непозволительными. И везде это заявляю. Может, сторонники этих мер собираются в будущем покинуть РБ? Лично я собираюсь тут жить. Что будет с этими тысячами молодых людей, которые через 10 лет начнут выходить из тюрем? Они все учились, работали и имели вредную привычку. Много умных и творческих. Речь ведь не идет об опиумных наркоманах со шприцами (таких единицы). А этих ребят никто никогда не возьмет на работу, они будут выброшены на обочину жизни. Чтобы осознать ошибку — 10 лет для этого не надо. Над ними просто смеются другие осужденные (убил — 8 лет, покурил — 10). Сейчас многие не осознают и не понимают за что такие сроки. Это просто станет их образом жизни без права вести другой. Человек, употребляющий алкоголь не хочет признать тот факт, что он потребитель психотропов, но с радостью судит других. Зависимых следует изолировать. Много спайсозависимых. Но изоляция должна быть в закрытых учреждениях с медицинским профилем. Чтобы помочь и объяснить, что время — свидетель того, что физической зависимости нет. И помочь избавиться от психологической. Государство должно заботиться о своих гражданах, помогать, наставлять и возвращать их обществу во благо страны. (как показывает практика, суть государства — в эксплуатации своего народа, а не заботе о нем — комментарий РД) А не карать, ломая судьбы людей. А независимым от наркотиков (как мой сын) что там делать 10 лет? Осознавать, что не надо заказывать семена?

РД: Как Вы думаете, зачем государство в целом проводит такую политику, когда в тюрьмы отправляются сотни молодых людей за очевидно не тяжкие преступления?

-Я не знаю зачем государство проводит такую политику. Я многих государственных политик не понимаю. Мое мнение — это геноцид своего народа. Молодежь — это дети нашей страны. Ни одна мать, в здравом уме, за проступок, который надо объяснить, исправить и не допустить в дальнейшем, не посадит ребенка в подвал на 10 лет, чтоб он смерти просил.

РД: Спасибо, за Ваше интервью.

Как видно, белорусское государство не в состоянии решить такую проблему, как наркомания. Безусловно, Революционное Действие не поддерживает употребление наркотиков, оказывающих деструктивное влияние на человеческий мозг и низводящих личность до состояния овоща, живущего от дозы к дозе. Суть проблематики не в оправдании наркоманов, а в том, что людей садят на десять лет в колонию, за очевидно неопасные для общества действия. Но, откровенно говоря, государство и капиталистов этот вопрос не особо волнует:

  • Во-первых, наркоманы — это люди, которым нужна помощь квалифицированных специалистов и врачей, а не тюремный срок после избиения в отделении.
  • Во-вторых, необходимы широкие социальные программы по предотвращению наркомании, развитие инфраструктуры для доступного и гармоничного развития молодежи, повышение уровня жизни и уменьшения степени отчуждения, когда окружающая действительность настолько невыносима, что люди забываются в употреблении наркотиков и алкоголя. Необходимо растить здоровое, гармоничное общество сильных личностей, на что государство, очевидно не способно.
  • В-третьих, государственное регулирование, запреты, законы и аресты не помогают бороться с наркоманией и торговлей наркотиками, это очевидно хотя бы по тому признаку, что наркомания до сих пор существует, покрываемая силовиками.
  • В-четвертых, государство запрещает такие наркотики как марихуану, хотя во многих странах мира ее стали использовать в лечебных целях, и разрешает употребление алкоголя, который оказывает в десятки раз более негативное влияние на мозг человека. Достаточно посмотреть на количество убийств, тяжких телесных повреждений и травматизм в состоянии алкогольного опьянения и станет понятно, насколько опасен алкоголь. Почему государство не борется с ним? Потому что оно с продажи алкоголя получает огромную прибыль, а угнетенный пьянством мозг меньше задумывается о том, как бы избавиться от этого самого государства. Поэтому очевидно, что власть не особо беспокоится о здоровье народа.

Так что, даже если предположить, что наркомания является большей проблемой, чем возрастающая нищета, отстутствие прав и свобод, растущая безработица, плохая экология и беспредел мусоров, то решать эту проблему должно общество, а никак не государство. И тем более, не государство Лукашенко, которое в принципе не способно решить ни одну проблему белорусов. По сути, само государство и является основной причиной этих проблем…

4 коммента

  1. Первый президент СССР разрушил Советское государство Первый президент РБ загнал в кабалу Белорусское государство. А может нам отменить институт президентства и самим руководить государством сделать Беларусь Республикой.

  2. Этично ли указывать на этичность других слов? Вписывается ли это в либертарный дискурс? Этично ли принимать психотропы перед написанием комментария?

  3. «нет они ждали, что пацан начнёт выращивать и они придут с обыском, а там домашняя оранжерея, что на пару порядков упростило бы работу. плюс это уже тянет на ст.328 ч.3 (всегда найдут «свидетеля» который покупал/видел/однабабкасказала)» — в комментарии про это и сказано, собственно. Если будете внимательнее, то увидите, что слово сбыть в кавычках. Мусора просто ждали бы каких-то условиях, более подходящих для ч.3 — либо выращивания и последующей продажи, либо просто выращивания, покупателя потом «нашли» бы. Какая в данном случае для мусоров разница? Если вы хотели выпендриться знанием УК РБ, поздравляю, получилось.

    «p.s. с точки зрения либертарного дискурса употребление слова «марихуанна» — не этично и не допустимо.» — Что? Что тут противоречивого с либертарной этикой? Если вы не знаете матчасть, то слово марихуана произошло не от имен Мария и Анна. А к либертарной этике стали аппелировать уже даже там, где это совершенно неуместно.

  4. «(очевидно, оперативники ждали, чтобы осудить парня по более тяжкой статье, если он попытается «сбыть» что-нибудь. — комментарий РД)» — нет они ждали, что пацан начнёт выращивать и они придут с обыском, а там домашняя оранжерея, что на пару порядков упростило бы работу. плюс это уже тянет на ст.328 ч.3 (всегда найдут «свидетеля» который покупал/видел/однабабкасказала), до кучи могли бы признать какую-нибудь лампу лабораторным оборудованием и раскрутить на часть 4.
    сюда же сразу прилетает ст.329 ч.1, ну и маме ст.332, так на всякий случай, что бы меньше интервью давала.
    то что вы ребята не особо знакомы с матчастью сразу заметно.
    но в любом случае это очень хорошо, что хоть как-то такую «скользкую» тему поднимаете.

    позицию мамы я как-то не особо разделяю. поддержу лишь дикие сроки за по сути «мелочь». всё остальное сугубо консервативный подход + также не знание матчасти (но собственно это не её проблема).

    p.s. с точки зрения либертарного дискурса употребление слова «марихуанна» — не этично и не допустимо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу. *