Ситуация: КГБ использует неонацистов для преследования оппозиции

Бывший сотрудник прокуратуры Дмитрий Петрушкевич рассказал о возможности преследования, избиения и даже убийства представителей белорусских демократических сил. Эти заявления прозвучали после выхода на свободу российского неонациста Максима Марцинкевича — так называемого Тесака. Гораздо опаснее его назвали бывшего лидера неонацистской группировки Сергея Коротких по кличке Малюта.

Все началось 15 февраля, когда произошла драка между членами «антифа» и Тесаком с Малютой. После короткого задержания, их выпустили на свободу.

Как напомнил в интервью «Белсату» координатор «Европейской Беларуси» Дмитрий Бондаренко, Лукашенко в одном из интервью выразил восхищение государственной моделью Германии 1930-х годов: «Это не были просто «красивые» слова, это была конкретная практика, и с тех пор была воссоздана система, подобная Германии 1930-х годов. Лукашенко создал микс из коммунистической идеологии и конкретных наработок гитлеровского режима. В конце 1990-х, когда поднялась волна недовольства белорусской молодежи зарождающейся диктатурой, власти создали такую организацию, как «Прямое действие», в которую входили такие личности, как Всеволод Янчевский (ныне руководитель Главного идеологического управления администрации Лукашенко), скандально известный провокатор Чуденцов-Зуев, Андрей Петров и Глеб Самойлов».

Впоследствии часть членов «Прямого действия» ушла в БПСМ, а часть присоединилась к РНЕ. «Самойлов и Петров потом стали лидерами РНЕ. Одним из кураторов РНЕ стал также бывший сотрудник «Алмаза» Валерий Игнатович, которого позднее обвинили в причастности к «эскадронам смерти», — напоминает Бондаренко.

Как рассказывает гость «Горячего комментария», в начале 1999 года активисты РНЕ напали на Андрея Санникова: «На нас напали около двух десятков людей, они были в камуфляжной форме. Все было буквально в 100 метрах от площади Победы, когда люди со свастикой совершили это нападение. Милиции никакой не было, и я отбивался, как мог, и потом выскочил на проезжую часть. А Санникова просто методично убивали. У него было сотрясение мозга, сломан нос, ребра. И тут случайно так получилось, что наш друг, который впоследствии погиб — Олег Бебенин — вышел из перехода и отвлек внимание на себя. Это дело ничем не закончилось, все нападавшие к уголовной ответственности не были привлечены».

В скором времени исчезают Юрий Захаренко, Виктор Гончар и Анатолий Красовский, умирает Геннадий Карпенко и арестовывают Михаила Чигиря. По словам Бондаренко, Санников остался в живых только потому, что получил предупреждение об опасности и покинул Беларусь.

«В августе 1999 года на Санникова вышли люди, которые предупредили его, что он будет убит. Он тогда покинул Беларусь и год жил за границей. Сейчас мы также знаем из книги Станислава Шушкевича, что его также планировали убить в 1999 году, и США также предложили ему научную стажировку. Он об этом узнал только 7 лет спустя. Это был страшный год. Но нельзя говорить, что это какие-то организации, которые возглавляются людьми, которым по 20 лет. Эти организации возглавлялись офицерами спецслужб Республики Беларусь. Официально в структуре минского отделения РНЕ офицер «Алмаза» Игнатович был заместителем руководителя. Глеб Самойлов был формальным лидером. Ему было 20 лет, а Игнатовичу — за 30. И кто кем руководил в этой ситуации? Эти организации напрямую были созданы белорусскими властями», — говорит политик.

По мнению Бондаренко, люди, которые выступают за демократические изменения в Беларуси, страшнее для властей, чем неофашисты:

«Я отсидел почти полтора года, меня обвиняли только в том, что я участвовал в акции протеста и двигался по проезжей части. Я прошел через тюрьму КГБ, подвергался пыткам. Мы для режима более страшны, чем открытые неофашисты, потому что они идейно близкие властям».

У Бондаренко есть также своя версия нападения на украинских активисток FEMEN в Минске:

«Cужу о деле FEMEN по нюансам. Эти люди переговаривались по спецсвязи, у них был автобус, они находились в приграничной зоне — здесь не было необходимости в ширме, что это РНЕ, которого сегодня фактически нет ни в Беларуси, ни в России. Есть другие фашиствующие организации. Это были просто люди спецслужб».

Малюте, Тесаку и прочим фашистам координатор «Европейской Беларуси» советует задуматься:

«Глеб Самойлов был зарезан в подъезде собственного дома, а Игнатович, который имел отношение к «эскадронам смерти», отбывает пожизненное заключение. Но хотел бы напомнить, что печально известный полковник Павличенко был арестован по приказу бывшего генерального прокурора Божелко и председателя КГБ Мацкевича именно потому, что был подозреваемым в убийстве Глеба Самойлова. Эти страшные псевдофигуры используются режимом до определенного времени, а потом власти с ними расправляются».

Позже Павличенко был освобожден по личному решению Лукашенко, а Божелко и Мацкевич отправлены в отставку.

Источник.

3 коммента

  1. Ганс, ты же думай немного, прежде чем что-то написать. Или тебе лишь бы по кнопкам шлёпать? Не связывай антифу с анархизмом.
    Каждый анархист — убеждённый антифашист, но не каждый антифашист (тем более представитель субкультуры «Антифа») — анархист.
    Нападавшие антифашисты навряд ли были анархистами, тем более махновцами. Мне думается, если бы махновцы решили взять за сраку этого Тесака, то всё закончилось бы более трагичнее…
    Да и вообще, сейчас нацисты мало интересуют анархистов. Куда важнее строить сопротивление против лукашизма и государственных органов власти.

  2. Думайте, думайте…. А то Махно они славят. Давече группка антиФУ получила пизды, 7 рыл с двумя никуя не справились.
    Так что продолжайте читать стишки М0яковского, ездить в РКАС к УНАУНСОВЦАм…. и позиционировать себя, как «закоренелых» анархистов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
1 + 27 =