Ноам Хомски: «Пытки нельзя оправдать ничем»

Ноам Хомски — почетный профессор кафедры лингвистики и философии в Массачусетском технологическом институте (MIT). Он окончил Университет Пенсильвании, после чего продолжил образование в Гарвардском университете в качестве стипендиата. Хомски защитил докторскую степень в области лингвистики в Университете Пенсильвании в 1955 году. Его преподавательский стаж в Массачусетском технологическом институте на данный момент превышает уже 57 лет. В дополнение к его исследовательской работе в области лингвистики, профессор известен как и политический активист и философ, получивший национальную известность в 1967 году за резкую антивоенную риторику относительно действий США во Вьетнаме. Начиная с этого момента, Хомски начал публично выступать с критикой внешней и внутренней политики Соединенных Штатов и открыто полемизировать с мейнстримовыми американскими СМИ. Помимо научной карьеры и активной политической деятельности, профессор издал более 100 книг. Накануне президентских выборов в США 2012 года, журналист Эрик Бэйли обсудил с Ноамом Хомски ситуацию вокруг нарушения прав человека (в том числе, использование американскими спецслужбами пыток) в США во время президентства Барака Обамы и недавние военные операции Соединенных Штатов на Ближнем Востоке в течение «арабской войны».

Президентские выборы в США уже практически закончились и за последние 4 года мы можем увидеть значительные изменения в федеральной политике касательно прав человека. Один из редких примеров единодушия демократов и республиканцев — это принятие так называемого закона о Национальной Обороне (the National Defense Authorization Act (NDAA)). Согласно этому законопроекту, у спецслужб появляется право арестовать любого гражданина США без предъявления обвинения, минуя все процессуальные нормы. Администрация Обамы сегодня делает все, чтобы Федеральный суд США не признал этот акт противоречащий конституции. Обама по факту одобрил убийство трех американских граждан, включая Анвара-аль-Авлаки и его 16-летнего сын, назвав их членами Аль-Каиды без какого-либо судебного разбирательства. Ко всему этому, печально известная тюрьма Гуантанамо до сих пор функционирует, в Патриотический акт (the Patriot Act) вносятся новые статьи и Управление Транспортной Безопасности (TSA) получает все новые полномочия с сумасшедшей скоростью. Каково Ваше мнение о положении прав человека за последние четыре года и в чем Вы видите изменения во внутренней политике Обамы по сравнению с его предшественником Джорджем Бушем?

На мой взгляд, политика президента Обамы в целом тождественна с курсом Джорджа Буша, хотя некоторые различия присутствуют. На самом деле, в этом нет ничего удивительного. Демократы поддерживали политику Буша. Конечно, у них были небольшие разногласия, но по существу их вполне устраивал его курс, так что нет ничего неожиданного в том, что они продолжают начинания Буша. В некотором роде, Обама даже пошел дальше своего предшественника. Закон о Национальной Безопасности (NDAA) не был им инициирован (когда закон был утвержден, Обама сказал, что он не поддерживает положения этого акта и не собирается участвовать в его реализации), но, тем не менее, он подписал его и не стал использовать свое право вето на этот законопроект. Этот закон был пролоббирован такими ястребами от политики, как Джо Либерман и сотоварищи. Впрочем, с вступлением в силу этого акта едва ли что-то сильно изменится. Наиболее жесткие положения этого закона — лишь создание нормативной базы для регулярных мероприятий спецслужб, существовавших, по факту, задолго до принятия the NDAA. Так что на практике едва ли что сильно поменялось. Касательно той части закона о бессрочном содержании граждан США без предъявления обвинений, вызвавшей широкий резонанс в СМИ и о которой вы упомянули, зачем нужно позволять спецслужбам арестовывать кого бы то ни было без предъявления обвинений? Это грубое нарушение фундаментальных прав человека и гражданского права, зафиксированного ещё в 13 веке в Магна Карте. Эта атака на элементарные права человека лежит на совести равно как Барака Обамы, так и Джорджа Буша. Это совместная инициатива республиканцев и демократов одновременно!

Что касается недавних убийств граждан, Обама подлил масла в огонь глобальной репрессивной кампании. Эта кампания, инициированная Джорджем Бушем, получила грандиозный размах во время президентства Обамы, и при поддержке обеих партий под каток стали попадать и американские граждане. Несмотря на очевидную бесчеловечность данной политики, СМИ предпочли промолчать о преступных мероприятиях спецслужб, за исключением нескольких критических публикаций, делавших акцент на наличие американских паспортов у недавних жертв силовиков. Но опять же, почему у них должно быть право на убийство кого-либо? Для примера, предположим, что Тегеран организует убийства нескольких конгрессменов, ранее призывавших к осуществлению военной операции против Ирана. Будем ли мы считать это нормальным? Реальный вопрос должен звучать именно так: «Зачем убивать кого-либо?». Правительство четко дало нам понять, что физическая ликвидация неблагонадежных лиц полностью одобряется лично Обамой, несмотря на слабую доказательную базу виновности предполагаемого террориста. Сейчас, если беспилотник где-нибудь заснимет группу людей, которые, скажем, будут погружать в грузовик что-нибудь, то они уже автоматически попадают под подозрение в участии в вооруженных формированиях. Соответственно, теперь их можно безнаказанно уничтожить, даже если впоследствии они окажутся невиновными. Такими методами сейчас оперируют Соединенные Штаты Америки, и это такое грубое нарушение фундаментальных прав человека, что едва ли мы сможем это описать.

Проблема «due process» (соблюдения правовых гарантий) фактически возникла начиная с утверждения Конституции США, где указано, что ни один человек не может быть лишен своих прав без судебного разбирательства — опять же, это положение восходит к английской Магна Карте XIII века. Так что же, как обстоят дела с юридическими гарантиями человека сегодня? Генеральный прокурор США Эрик Холдер поясняет, что принятие антитеррористического законодательства не противоречит принципам «due process», так как оно было рассмотрено администрацией президента. И это не плохая шутка! Британские монархи 13 века, услышав бы это, поаплодировали: «Конечно, если бы мы имели в виду это, то это, конечно, «due process.» И весь этот фарс, как и раньше, не вызвал никакого возмущения у общественности.

По сути мы можем задать тот же самый вопрос относительно убийства Усамы Бин Ладена. Заметьте, я использую термин «убийство». Когда до зубов вооруженные бойцы элитных десантных подразделений захватывают безоружного подозреваемого в компании многочисленных жен; а потом пристреливают его и с вертолета сбрасывают его тело в океан без вскрытия — это называется убийство. К тому же, обратите внимание, что я называю Бин Ладена «подозреваемым». Я говорю о презумпции невиновности, согласно ещё одному юридическому принципу, так же уходящему из XIII века, человек считается невиновным, пока его вина не доказана. До этого он остается подозреваемым. В случае Усамы Бин Ладена стоит отметить, что США никогда официально не предъявляли ему обвинений по делу о теракте 9 сентября по причине того, что у них не было информации о причастности Бин Ладена к этой трагедии. В самом деле, спустя восемь месяцев после 9 сентября и проведя одно из самых тщательных расследований в мировой истории, ФБР объявило, что организаторов акции следует искать в Афганистане (имя Усамы Бен Ладена не называлось), а реализация этого теракта проводилась в ОАЭ, Германии и, конечно же, в США. По моему личному мнению, эти подозрения более чем обоснованны, но здесь мы должны осознавать большую разницу между твердой уверенностью и объявлением кого-либо виновным. Даже если человек виновен, он должен быть задержан и предан суду. Об этом говорит британо-американский закон, насчитывающий восьмивековую историю. Человек не должен быть застрелен без суда и его тело нельзя сбрасывать в океан без вскрытия; однако подобные действия нашли поддержку почти во всем мире. Тогда я написал одну из немногих критических статей на эту тему, и моя заметка была встречена в штыки комментаторами всех политических мастей, включая левых, потому что его внесудебная расправа была очевидна для всех с того самого момента, как мы начали подозревать его в совершении преступления против нас. Это ясно говорит о чем-то важном, я бы назвал это «моральным разложением», коснувшимся целого интеллектуального класса. И, конечно, президент Обама не стал бороться с этим явлением, а в некоторых отношениях даже усугубил эту проблему, но едва ли это стало сюрпризом.

Гниль поразила наш социум куда глубже, чем мы думаем.

Недавно прошло уже 10 лет со дня публикации «Пыточных заметок» администрации Буша. Эти заметки отображают юридические обоснования для использования пыток в отношении задержанных ЦРУ в связи с «войной против террора». От содержания этого текста мурашки бегут по коже, и после его публикации по всему миру прошла новая волна горячих дебатов о применении пыток. Несмотря на все заверения президента Обамы закрыть все нелегальные центры содержания под стражей, судя по всему, эта практика до сих пор существует. Что вы можете сказать о этих центрах содержания под стражей и о использовании пыток ЦРУ? В дополнение, что Вы думаете о обещании Обамы реформировать ЦРУ в 2008 году и насколько реалии его президентства соотносятся с этими заверениями?

Речь идет о некоторых президентских поручениях, выражающих неодобрение к самым экстремальным формам пыток, но Баграм остается до сих пор открытым для предполагаемых боевиков и закрытым для любых инспекций. Худшее, наверное, происходит в Афганистане. Гуантанамо до сих пор существует, но не похоже на то, что там применяются серьезные пытки. Там проводится слишком много проверок. Сейчас в Гуантанамо работают военные юристы и информация просачивается оттуда регулярно, так что я подозреваю, что это место больше не представляет собой огромную пыточную камеру. Тем не менее, оно до сих пор является нелегальным центром содержания под стражей, равно как и Баграм, как и неизвестное количество до сих пор существующих незаконных тюрем. Выдача подозреваемых, кажется, не продолжается на прежнем уровне, как было до недавнего времени.

Выдача здесь по факту является отправлением людей в другие страны для применения форсированных допросов. Очевидно, это запрещено все той же Магна Картой, основой англо-американской правовых систем. Это прямо запрещено — отсылать людей через моря, чтобы те подверглись там пыткам и наказаниям. Такая практика, к сожалению, применяется не только США. Все это происходит повсеместно в Западной Европе: есть прецеденты в Великобритании и Швеции. Это одна из причин повышенного интереса к экстрадиции Джулиана Ассанжа в Швецию. В эту систему вовлечены Канада и Ирландия. Однако, к чести Ирландии, она была одной из немногих стран, где произошли массовые акции протеста против того, чтобы ЦРУ мог использовать аэропорт Шэннон для выдачи подозреваемых. В большинстве государств эти соглашения прошли без какого-либо серьезного противодействия со стороны общественности. Мне неизвестно о всех последних случаях, так что, возможно, эта политика уже не реализуется, но я нисколько не удивлюсь, если она до сих пор в силе.

Перейдем за пределы США, Ближний Восток всегда был одним из главных ньюсмейкеров по теме нарушений прав человека, однако в хаосе «арабской весны» количество таких преступлений увеличилось во многих странах. Пока диктатуры Туниса и Египта были свергнуты без развязывания гражданской войны, такие государства как Ливия, Сирия и Йемен погрязли в тяжких боях. Америка и НАТО со своей стороны организовали очередное вооруженное вмешательство в дела суверенной страны, на этот раз в Ливию, и лишь упорство России и Китая предотвратило повторения того же сценария в Сирии. В обоих случаях повстанческие движения просили, а иногда даже умоляли США и европейские державы поддержать их в военном плане, при этом они были абсолютно не заинтересованы в мирном урегулировании ситуации в стране путем переговоров со своими диктаторами-оппонентами, даже когда помощь извне не предвиделась. Что вы думаете о произошедшей военной интервенции США в Ливию и о возможной интервенции в Сирию? Насколько это оправданно с точки зрения морали, отправлять техасцев и луизианцев проливать кровь во внутренних конфликтах Сирии и Ливии? И наоборот, может ли отказ от вмешательства быть оправдан, когда целые города, такие как Мисрата, Бенгази, Алеппо и Хомс были или до сих пор находятся под угрозой полного уничтожения, где десятки тысяч мирных жителей могут погибнуть?

Давайте начнем с Сирии. Я не могу согласиться с одним вашим тезисом, я сильно сомневаюсь, что Россия и Китай смогли предотвратить военное вмешательство НАТО в Сирию. У меня есть серьезные подозрения, что США, Великобритания и Франция приветствовали вето, наложенное Россией на эту операцию. После этого страны НАТО получили повод ничего не делать. Теперь они могут сказать: «Что мы можем сделать? Русские и китайцы наложили вето!» . Если бы они хотели вмешаться, всем было бы наплевать на русское или китайское вето. Это совершенно очевидно из недавней истории, но они не хотели вмешиваться тогда, и они не хотят вмешиваться сейчас. Разведка и военное командование США были категорически против интервенции. Некоторые выступают против с позиций неблагоприятных технических и военных факторов, другие просто не видят в сложившейся ситуации союзников, которые могли бы впоследствии лоббировать их интересы. Они не жалуют Ассада, хотя он более менее не противоречил интересам Израиля и США, но при этом им не нравится и оппозиция, особенно её исламистский сегмент, так что сейчас они предпочитают остаться в стороне. Интересен факт невмешательства Израиля. Тель-Авив в состоянии решить этот конфликт без особых трудностей. Израиль мог бы легко собрать мощную группировку на Голанских высотах (Сирийская территория, незаконно аннексированная Израилем). ЦАХАЛ мог бы расположить свои силы в 40 милях от Дамаска, и это бы вынудило Ассада отправить войска к границе, завлекая их подальше от мест боевых действий с повстанцами. Это было бы существенной прямой помощью восставшим, без единого выстрела и нарушения границ.

Но подобный вариант даже не обсуждается, и я думаю, что это свидетельствует о том, что Израиль, США и их союзники просто не хотят принимать шаги к свержению режима Ассада, боясь навредить собственным интересам. Здесь уж точно нет никаких гуманистических побуждений.

Говоря о Ливии, мы должны быть крайне осторожны, потому что было две интервенции в Ливию. Первая была под эгидой ООН. Вот резолюция ООН под номером 1973 . Эта резолюция призывает к созданию бесполетной зоны, к прекращению огня и к началу переговоров.

Это было вмешательство, которое обосновывалось предотвращением разрушения Бенгази?

Мы не знаем, конечно, были ли планы полного уничтожения Бенгази, но это было призвано предотвратить возможную атаку Бенгази. Можно сколько угодно спорить о вероятности этой атаки, но лично я чувствовал, что это было обоснованно, это была попытка остановить злодеяние. Так или иначе, интервенция продолжалась около пяти минут. Почти одновременно силы НАТО (Франция и Британия при поддержке США) нарушили эту резолюцию в корне, и фактически они сыграли роль военно-воздушных сил повстанцев. Ни один пункт резолюции не оправдывал эти действия. Это был призыв к «необходимым мерам» в защиту мирных жителей, то есть существует огромная разница между защитой гражданских и обеспечением повстанцев мощью военной авиации.

Возможно, нам следовало бы поддерживать восставших. Но это отдельный вопрос, нарушение резолюции ООН здесь было предельно очевидно. Это, конечно, было сделано не из-за нехватки альтернативных вариантов. Каддафи предложил заключить перемирие. Уже неизвестно, что он задумывал, потому что он сразу получил отказ.

Кстати, этот пакт был не одобрен большей частью мирового сообщества. Он существовал практически без какой-либо поддержки. Африканский Союз (Ливия, в конце концов, африканская страна) выступил категорически против него, и сразу же призвал к прекращению огня и даже предложил ввести в Ливию контингент Африканского Союза с целью урегулирования конфликта.

Государства-члены БРИКС, наиболее важные развивающиеся страны (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка), в этот день встречавшиеся на конференции, единогласно резко выступили против вмешательства НАТО и призвали к перемирию и урегулированию конфликта путем переговоров. Египет, крупнейший сосед Ливии, воздержался от обнародования своей позиции. Даже внутри НАТО не было единства: Германия отказалась от участия в военной операции, Италия поначалу тоже, но впоследствии поддержала кампанию. Турция воздержалась. Позднее многие члены НАТО присоединились, но первоначально все были против силового варианта. В целом, это решение было почти односторонним. Лишь традиционно имперские государства (Франция, Великобритания и США) желали осуществления силового варианта.

По сути, военное вмешательство в Ливию привело к гуманитарной катастрофе. Возможно, что это произошло бы в любом случае, но, без сомнения, интервенция привела к коллапсу, особенно это обозначилось в конце войны, во время штурма Бени-Валида и Сирта, последних оплотов сил Каддафи. Эти земли — вотчина крупнейшего в стране племени варфалла. Ливийское общество делится на множество племен, и варфалла — наиболее многочисленное из них. Множество людей из этой общности едва ли рады последствиям военного вмешательства НАТО в их страну. Можно ли было урегулировать этот конфликт за столом переговоров, как предлагали государства-члены БРИКС и Африканский Союз? Мы не знаем.

Также стоит отметить, что Межправительственная Антикризисная Группа (the International Crisis Group), которая являет собой наиболее значимую и уважаемую негосударственную организацию, занимающуюся текущими конфликтами и кризисами во всем мире, выступила так же против военного вмешательства. Они последовательно поддерживали дипломатический путь разрешения конфликта. Тем не менее, позиции Африканского Союза и прочих государств были едва услышаны на Западе. Кого волнует, что они говорят? По факту, если бы их мнения были рассмотрены должным образом, то ими все равно бы пренебрегли под предлогом, что эти страны имели тесные отношения с режимом Каддафи. Честно говоря, это факт имел место быть, но это относится и к Британии и к США в том числе.

В любом случае, военная кампания уже произошла, и сейчас мы можем только надеяться на лучшее, однако на деле вырисовывается совсем невеселая картина. Вы можете почитать об этом в текущем выпуске the London Review of Books в материале Хью Робертса, очевидца событий и директора североафриканского отделения Межправительственной Антикризисной Группы. Он выступал против вооруженного вмешательства и описал его результат как беспросветный хаос без надежды на становление разумного демократического национализма.

Так что в Ливии все прошло не очень красиво, но как насчет остальных стран? Те страны, которые являются наиболее важными для Соединенных Штатов и западной Европы, как правило представляют собой очень стабильные нефтяные диктатуры. В этих государствах тоже появились «слабые ростки арабской войны», но все зачатки гражданского неповиновения были быстро уничтожены под корень, очень жестко и без единого нарекания со стороны западных держав. Иногда это происходило не без крови, как в шиитских районах восточной части Саудовской Аравии и в Бахрейне. В целом, эти государства — откровенный придаток Западных стран. Запад, бесспорно, заинтересован в сохранении нефтяных диктатур Ближнего Востока, ведь этот регион является центром их могущества.

В Тунисе, где всегда было огромное французское влияние, французы до последнего момента стремились сохранить сложившуюся там диктатуру. На деле они продолжали поддерживать местную власть даже после того, как демонстрации захлестнули всю территорию страны. В Египте, где у Соединенных Штатов Америки и Великобритании были сосредоточены интересы, была похожая ситуация. Обама старался помогать диктатору Мубараку почти до конца — до тех пор, пока армия не отвернулась от него. После этого поддерживать его было уже невозможно, и США убедили его покинуть свой пост, чтобы на его место пришел подобный ему новый лидер.

Все это обычное дело. Это стандартная рабочая процедура для ситуации, когда твой любимый диктатор попадает в беду. Декорации меняются, суть остается одна. Что надо делать в этом случае — до упора поддерживать своего диктатора, независимо от того насколько он порочен и бесчеловечен. Затем, когда помогать ему уже станет невозможно, скажем, когда армия и деловая элита перейдут на сторону оппонентов, освободите его от должности (иногда вместе с половиной государственной казны), начинайте заявлять о своей любви к демократии и постарайтесь воссоздать старую систему. Это в значительной степени то, что происходит сегодня в Египте.

Источник.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
28 − 5 =