Бастующая Грузия


Мы все помним август 2008 года и начавшуюся патриотическую истерию насчет военных столкновений российских и грузинских вооруженных сил. Мало, кто до сих пор понимает истинных причин этой «войны», которые, в сущности, лежат в плоскости противоборства интересов крупных финансово-промышленных групп России и США, а также капиталистов Грузии. Основными вопросами, которые стояли в тот момент перед Россией, были вступление во Всемирную торговую организацию и начало реализации проекта российско-итальяно-французско-немецкого газопровода «Южный поток». Последний должен проходить в непосредственной близости с грузинско-российской границей, что является непосредственной сферой интересов всего российского нефтегазового комплекса, который формирует большую часть прибыли капиталистов в России. США, страны Западной Европы и их союзники также преследовали цели по защите своих инвестиций и выдавливанию российского капитала из грузинской экономики. Таким образом, короткая война 2008 года представляется типичной схваткой империалистов, только Россия принимала в ней непосредственно военное участие, а, к примеру, США поставляла военную технику и инструкторов грузинским вооруженным силам.

Но еще больше мы не знаем и не понимаем, как живет грузинский народ, как чувствует себя грузинский пролетарий, что он думает насчет окружающей действительности. Наши представления об этом крайне специфичны и не позволяют выйти за узкий горизонт пропагандистских штампов, которые в изобилии ссыплются на наши головы с экранов телевизоров, радиоприемников и новостных лент. Правящий класс России не может позволить, чтобы мы с вами увидели действительную жизнь грузинских рабочих, шахтеров, медиков и водителей автобусов и поняли, что их классовые интересы ничем не отличаются от интересов российского пролетария, что там, в это маленькой Грузии, капитал также угнетает рабочего, также наживается за счет чужого труда в своей погоне за прибылью. Однако события конца 2012 года продемонстрировали нам настоящее, пусть пока в рамках тред-юнионизма, но проявление классовой борьбы грузинского пролетариата за свои права.

Могло сложиться ложное впечатление, что многочисленные забастовки в Грузии, происходившие на протяжении октября и ноября 2012 года, были связаны лишь с очередными выборами депутатов в Парламент. Однако сложившийся политический кризис был лишь поводом или некоторым катализатором для широкого развертывания рабочего движения в различных сферах жизнедеятельности грузинского общества.

Для начала стоит напомнить, что полторы тысячи работников завода ферросплавов в Зестафони бастовали еще в марте 2008 года. 23 апреля 2010 года началась двухнедельная забастовка на том же заводе. К ним тогда присоединились работники 7 шахт по добыче марганца в Чиатуре. В общей сложности в этой забастовке приняло участие около 6 тысячи человек. Основными требованиями рабочих были повышение заработной платы, введение выплат сверхурочных, увеличение сроков отпусков, повышение безопасности труда, восстановление на работе двух активистов профсоюзного движения, введение федерации независимых профсоюзов в переговорный процесс между администрацией Manganese Georgia и трудовым коллективом. Рабочие тогда добились повышения зарплаты лишь на 15%, вместо требуемых 50%. Стоит отметить, что «Georgian Manganese Holding Limited» — дочерняя компания «Stemcor UK Limited», владеет тремя грузинскими предприятиями — АО «Зестафонский завод ферросплавов», АО «Чиатурмарганец» и Варцихе ГЭС (ООО «Варцихе 2005″). А британская «Stemcor» является крупнейшим в мире независимым производителем стали.

Следующая забастовка рабочих завода ферросплавов произошла 21 июля 2012 года. Тогда в забастовке участвовало около 700 человек. Снова основным требованием рабочих было повышение заработной платы.

В выборный период серия забастовок на предприятиях Georgian Manganese в Грузии началась 15 октября 2012 года, когда около тысячи шахтеров города Чиатуре остановили производство. В удовлетворении требования увеличить зарплату на 10% и улучшить условия труда рабочим администрацией компании было отказано. Но шахтеры не отчаялись, и к 17 сентября бастовало уже более 3700 работников пяти шахт и трех заводов Чиатуре. Рабочие потребовали теперь увеличение заработной платы на 100%. Ко всему прочему, шахтеры обвинили менеджмент компании в ведении двойной бухгалтерии, а также в неправомерном расходовании средств. Объединение профсоюзов Грузии и профессиональный союз работников металлургической, горной и химической промышленности выразили горнякам солидарность. Выступления шахтеров поддержали и студенческие организации.

22 октября бессрочную голодовку объявил начальник службы вентиляции шахты Шукрути в городе Чиатура Нугзар Шекиладзе. Он потребовал выполнения всех требований бастующих. На следующий день, проявив отменную классовую солидарность, зестафонские металлурги и торговцы Чиатуры заявили о готовности присоединиться к бастующим чиатурским шахтерам.

Забастовка шахтеров Чиатуре, пройдя несколько этапов неудачных переговоров с администрацией, продолжалась до 6 ноября, когда новоиспеченный премьер-министр Бидзина Иванишвили дал обещание провести соответствующие консультации с работодателями. Кроме того, бастующим увеличили заработную плату на 32%. Однако рабочие считают данное повышение фикцией, так как теперь они были лишены премии в размере 23% к окладу.

Не прошло и двух дней, как 8 ноября в городе Ткибули в западной Грузии около 1600 работников шахты им.Миндели вечером 8 ноября объявили забастовку. 19 ноября к ним присоединились 300 рабочих шахты им. Дзидзигури. Причиной забастовки явилось желание компании «Грузуголь», которой принадлежат эти шахты, закрыть их якобы по причине нерентабельности. 22 ноября в центре Ткибули бастующие шахтеры и местные жители провели акцию протеста с требованием не закрывать шахты. Аналогичная акция прошла перед Парламентом в Кутаиси. Требованиями горняков были наряду с отменой планов закрытия шахты предоставление страховых пакетов и заключение долгосрочных трудовых контрактов. Следующие два дня шахтеры бастовали у администрации президента Грузии, где потребовали изменить Трудовой кодекс, который ущемляет права рабочих в пользу работодателя.

Забастовка шахтеров Ткибули была завершена 27 ноября созданием совместной комиссии, которой администрация и забастовщики доверили изучение состояния аварийности участков и вынесение соответствующих заключений. Также по настоянию горняков были заменены несколько человек из местного руководства шахты. Однако самыми главными достижениями забастовочного процесса на шахтах Грузии стала солидарность горняков двух городов Ткибули и Чиатуре, готовность в дальнейшем совместно отстаивать свои права.

Еще 2 мая 2012 года строители объездной дороги в районе, расположенного в Аджарии курорта Кобулети, бастовали в связи с тяжелыми условиями труда и грубым отношением работодателей из Китая. Всего в работах по строительству объездной дороги вокруг Кобулети занято около 400 человек. Новая акция протеста была проведена 22 октября, когда 300 человек приостановили работы. Строители требовали повышения заработной платы, улучшения условий труда и заключения новых трудовых договоров с компанией «Синогидро». И вот на переговорах с администрацией компании 30 октября рабочие добились повышения заработной платы на 30-33%. Однако 5 ноября дорожникам вновь пришлось возобновить забастовку, так как работодатель нарушил условия соглашения.

10 октября 2012 года забастовали и рабочие морского порта грузинского города Поти. Они потребовали улучшения условий труда, соблюдения техники безопасности и достойной заработной платы. Объединение профсоюзов Грузии (ОПГ) обратилось к руководству порта прекратить увольнение рабочих, встретиться и выслушать их представителей. Акция была прекращена 12 октября, когда после длительных переговоров с забастовщиками администрация вынуждена была признать их требования обоснованными. 25 октября снова была проведена забастовка, на этот раз предупредительная. Накануне был организован профсоюз, который принял данное решение, так как ни одно требование, выдвинутое рабочими 10 октября, работодатель не выполнил. Переговоры с администрацией проходили вплоть до 31 октября, однако они ни к чему не привели. Основываясь на сложившейся ситуации, 1 ноября 1200 потийских рабочих объявили о начале бессрочной забастовки. Акцию поддержали и 20 бывших работников порта, уволенные полгода назад. 2 ноября они объявили о начале голодовки. Готовность присоединиться к подобному формату протеста изъявили желание и забастовщики. 6 ноября подает в отставку генеральный директор порта Поти Джозеф Кроули, однако акция протеста рабочих не прекращалась до 10 ноября, так как предложенные администрацией 8 ноября предложения не удовлетворили пролетариев.

Бастовали не только рабочие морского порта в Поти. 10 ноября с акцией протеста выступили и работники портового терминала в Кулеви, который принадлежит государственной нефтяной компании Азербайджана (SOCAR).

Самой, пожалуй, громкой акцией трудящихся Грузии была забастовка на грузинской железной дороге, которая является не только ключевой отраслью жизнеобеспечения Грузии, но и важнейшим евроазиатским транспортным коридором. Напомню, что 22 октября подает в отставку генеральный директор ООО «Грузинская железная дорога» Ираклий Эзугбая. Несмотря на это, 24 октября железнодорожники проводят двухчасовую предупредительную забастовку с требованием повысить заработную плату. Реакция правящего класса не заставила себя ждать. 25 октября премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили заявляет о забастовке как о возможном акте саботажа.

Не остались в стороне и работники муниципального транспорта в Тбилиси. 8 ноября 1300 водителей трех автопарков не вышли на маршрутные линии, требуя улучшения условий труда, повышения зарплат и введения льгот по медицинскому обслуживанию. Несмотря на то, что на следующий день мэрия Тбилиси предложила выполнить 15 из 16 требований, водители потребовали отставки руководителя транспортной компании и мэра города. Солидарность с забастовщиками выразили и работники метрополитена. 25 ноября объявили о начале акции протеста и водители муниципальных автобусов в Рустави. Они потребовали повышения зарплаты, страхования и улучшения трудовых условий.

Кроме того, бастовали работники Боржомского завода, строители ГЭС, грузинской энергокомпании «Теласи» (75% акций принадлежат российской компании «Интер РАО ЕЭС»), медицинские работники и др.

Забастовки грузинского пролетариата не прекратились и в декабре, демонстрируя, что политический и экономический кризис в Грузии носит глубокий и затяжной характер. «Хороший» инвестиционный климат, заключающийся, прежде всего, в антирабочем Трудовом кодексе (РСПП в России предлагает подобные нормы ввести в отечественный ТК), в низком налогообложении и значительной приватизации экономики Грузии иностранными компаниями, привел к усилению эксплуатации грузинского пролетариата во многих отраслях народного хозяйства, что вызвало закономерную реакцию со стороны трудящихся Грузии.

Источник.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
27 − 26 =