Заемный труд: ситуация в странах Европы

Иностранец, приехав в столицу Франции, может увидеть ее достопримечательности: Париж, его исторические здания, его музеи – и его фирмы временной занятости. Тот, кто прогуляется от парижского Восточного вокзала, по бульвару Маджента по направлению к площади Республики, обнаружит на нескольких сотнях метров десятки фирм временной занятости.

Так там все выглядит, по крайней мере, уже лет 20. За прошедшие годы, прежде всего, с 2009 по 2011, картина приобрела необычные черты. Перед входом в бюро временной занятости появилось множество картонок и матрасов. Сидящие на них люди глотают кофе и спорят. Иногда по вечерам можно увидеть внутри просящих милостыню, в основном, западноафриканцев, мусульман-сенегальцев. Как раз в помещениях фирм заемного труда, поскольку они их занимали.

На протяжении недель, месяцев, а иногда даже полтора года продолжалась тогда забастовка Sans-Papiers, «людей без документов», нелегальных мигрантов. Борьба шла за легализацию пребывания иммигрантов. И нередко при этом людям удавалось добиваться успеха, если их требования встречали поддержку из-за давления со стороны конкретного нанимателя. Тогда власти легализовали рабочую силу во имя признанных потребностей французской экономики.

Иначе обстояло дело с наемными работниками, принятыми на работу фирмами временной занятости. У них часто были лишь краткосрочные контракты, и миграционные власти отказывались выдать им одногодичное разрешение на пребывание. Лишь длительная и упорная борьба с 2009 г. смогла в ряде случаев преодолеть это сопротивление чиновников.

Связь между временными трудовыми контрактами и правами иностранцев – не единственная проблема, по которой во Франции идут дебаты в связи с заемным трудом. В сравнении с другими романскими странами, там сравнительно высок процент заемных работников среди населения, работающего по найму. Их доля почти постоянна и составляет около 2% населения в целом. Так, в июле эта цифра составляла 2,1%.

Почти во всей Южной Европе эта доля в то же время была существенно ниже: 0,6% в Испании, 0,9% в Португалии и около 1% в Италии. А до нынешнего кризиса процент был еще ниже.

Германия летом находилась на том же уровне, что и Франция – 2,2%, причем доля заемного труда к востоку от Рейна за минувшие годы сильно возросла, особенно после законодательного облегчения заемного труда при канцлерстве Герхарда Шредера. Самый высокий процент заемных работников среди лиц наемного труда был и остается в Великобритании (от 4% до 5%), Нидерландах и Дании.

Сравнительно меньшее распространение заемного труда в Южной Европе объясняется социальными факторами. С одной стороны, там существуют другие формы прекаризованного труда. В особенности, господствуют формы мнимой самостоятельности работников. С другой, там преобладают и другие механизмы среди ищущих работу и работающих по найму. По данным всеевропейского исследования франкоязычного объединения отрасли временной занятости, Prisme, 80% французских и нидерландских наемных работников считают, что в отсутствии долгосрочной возможности зарабатывать себе на жизнь, заемный труд мог бы быть средством приближения к стабильным отношениям занятости. Благодаря ему, увеличивается employabilité, то есть, в глазах нанимателей они становятся более «достойными получить работу».

Напротив, в Южной Европе такое мнение распространено куда меньше. Там для получения информации о трудоустройстве куда больше полагаются на семейные связи и неформальные социальные сети. Соответственно, трудовые отношения, о которых заведомо известно, что на них долго прожить не удастся, воспринимаются в Южной Европе как сравнительно неинтересные. Большая неизвестность в южноевропейском регионе существует в отношении Греции. Там вообще нет никакой официальной статистки по данному вопросу. Фирмы заемного труда могут действовать легально, но законодательство не регулирует дальнейшие детали.

Во Франции заемный труд был в 1970-х годах темой острых внутриполитических споров. В 1972 г. он был разрешен законом. Левые партии и профсоюзы годами требовали строгого запрета заемного труда. Когда они пришли к власти в 1981 г. с победой Франсуа Миттерана, то не стали однако же принимать закон о запрете, а попытались регулировать явление законом. В этом состоянии все с тех пор и осталось.

Важным инструментом является при этом проведение принципа равной платы за равный труд. Заемные работники и другие работающие по найму должны получать на предприятии или фирме, использующей их труд, одинаковое вознаграждение. В Германии подобный принцип теоретически также существует, но практически не действует, так как обходится тарифными соглашениями. В Великобритании обязательство соблюдения равной оплаты действует лишь после 12 недель пребывания на работе у одного плательщика вознаграждения. Сравнительно слабые правила существуют и в скандинавских странах. Правда, в Дании, например, они фактически компенсируются наличием сильных профсоюзов, которые большей частью включают социальные гарантии для заемных работников в тарифные договоры.

Во Франции законные гарантии соблюдения принципа равной оплаты сравнительно сильны. На практике действительно нет никакой разницы в оплате труда между заемными работниками и постоянным персоналом, по меньшей мере, в том, что касается основной платы и премий. Или же эта разница очень мала. Однако заемные работники не пользуются долгосрочными преимуществами, такими как доплата за стаж работы на одном предприятии или пенсия, выплачиваемая компанией.

Преимущества для нанимателей во Франции лежат, таким образом, не в зарплатном демпинге, что по-прежнему запрещено законом, а в том, что они могут использовать заемных работников на своем предприятии в качестве персонального «буфера». Во время кризиса, как, например, сейчас в автомобильной промышленности, фирмы часто могут не увольнять работников, вводя в действие дорогостоящие социальные планы, а просто не возобновлять договоры с фирмами, предоставляющими им заемных работников. Только с конца 2011 по конец этого года в стране было уничтожено 73600 рабочих мест в сфере заемного труда.

Еще одно преимущество в использовании заемного труда, с точки зрения предпринимателя, состоит в том, что заемные работники не могут участвовать в выборы в профсоюзные представительства и производственные советы (Примечание: Анархо-синдикалисты отвергают подобные выборы и призывают трудящихся не участвовать в подобных органах, поскольку они являются институтами классового «партнерства» и коллаборационизма с хозяевами, – перевод.). Иногда администрация фирм пытается использовать заемных работников для замены бастующего персонала. Подобное строго запрещено французскими законами. Тем не менее, подобные попытки предпринимаются снова и снова. Плохой пример в этом отношении подают государственные компании и службы. Так, в 1990-х годах суды несколько раз осуждали за это французскую почту.

Берхард Шмид

Jungle World Nr. 50, 13. Dezember 2012

Источник.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
24 ⁄ 12 =