Жан Грав: об интернационализме и Родине

Grave-257x300Жан Грав – один из наиболее видных деятелей французского и международного анархистского движения конца ХІХ – начала ХХ века. Сотрудник Кропоткина и Малатесты, он был главным редактором газеты “Тан нуово” (“Новое время”), бывшей главным печатным органом французского анархизма и синдикализма. Идеи Жана Грава подробно изложены в его знаменитом произведении “Будущее общество”.(книга имеется в нашей библиотеке)

…Если интернационализм еще не привился людям в интеллектуальном отношении, то фактически он господствует повсюду; в наше время все — международно, и нет такой нации, которая могла бы изолироваться и замкнуться в себе самой. Как ни велика энергия наших “покровителей”, они не в состоянии довести свое “покровительство” до желательного для них предела, ибо вынуждены считаться с взаимным обменом некоторыми международными услугами..

Сам прогресс — интернационален и может совершаться одновременно по сю и по ту сторону границы любого данного государства. Идея, блеснув в одном пункте земли, в тот же момент вызывает отблеск в другом пункте, за тысячи верст, и может в несколько часов осветить собою весь земной шар. Высказанная кем-либо истина всегда тотчас же находит нескольких человек, претендующих на её открытие, и доставляющих даже доказательства своих прав на нее, что, говоря между прочим, доказывает, что всякое открытие — дело не одного человека, а целого людского поколения. Таким образом, и революция, если она будет истинно социальной, вспыхнув в одном месте, найдет себе отзвук в сердцах всех наций, и это обеспечит ее успех…

Если рабочие приучатся предварительно солидаризировать свои интересы и группировать свои силы наперекор своим хозяевам, то они сумеют поддерживать друг друга гораздо существеннее, чем это сумело бы сделать любое правительство.

Восстание или попытки к восстанию заставят каждое буржуазное правительство сосредоточить свои силы у себя, и отвлекут его внимание от того, что делается у соседей. Вынужденное защищаться у себя дома от прежних своих невольников, ныне восставших против него, оно будет лишено возможности итти на помощь соседу, гибнувшему рядом с ним от тех же причин… Такова логика вещей. Братское об’единение рабочих всех стран должно выйти из области мечтаний о будущем; оно средство борьбы с нашими хозяевами, и даст нам победу, если сумеем победить…

За то, что мы противники власти, нас обвиняют в стремлении к хаосу; за то, что мы противники законных форм семьи и того принуждения и запрещений, которые закон противопоставляет естественной эволюции её, нас обвиняют в том, что мы хотим уничтожить семью; за то, что мы противники узкого патриотизма, требующаго, чтобы на другие народы смотрели как на врагов, что мы сторонники всемирного братства, нас обвиняют в том, что мы проповедуем унижение нашей родины и подчинения её соседям!

Не лучше ли об’ясниться. Известно, что у всякого человека есть свои привязанности. Он всегда с любовью вспоминает места, где ему хорошо жилось, где развились его симпатии, его влечет с особенным радостным чувством в страну, где он уверен, что найдет друзей. Когда мы говорим, что любим такую то страну, то это значит, что любим воспоминания, связанные с нею, пережитые в ней ощущения, и друзей, там оставленных, и совокупность всего этого и составляет предмет нашей привязанности, а не почва, страна сама по себе.

Когда людям кажется, что они должны больше всего любить местность, где они родились, потому только, что с нею связаны воспоминания о рождении, то никто не подумает возражать против этого, ибо не всегда для нас ясны источники того или другого нашего чувства; но из того, что мы больше любим такую-то данную местность, еще не следует, что жители других местностей — наши враги; если бы патриотизм был исключительно привязан к почве, к месту рождения, он не распространялся бы на целую страну например, Францию, Германию, Россию и т. д. Тогда стала бы понятнее любовь к одной провинции; еще более понятней любовь к месту жительства или рождения. Почему в таком случае не признать наличность причин вражды между обитателями одной улицы? И если человек способен любить даже тех, кто связан с ним случайно, то почему его любовь должна сосредотачиваться на какой-либо данной группе, а не на любой иной? Почему не распространить ее на все человечество?

Источник.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
14 + 25 =