Письма заключённых

Игорь Олиневич

«Последние месяцы пристально наблюдал за событиями в России. Все-таки русские – чудной народ: вспыхивают глаза, когда никто не ожидает. Это притом, что верхи давным-давно живут своей параллельной жизнью, независимо ни от чего. С ЕС у них все ровно, и тот им все прощает, точнее, не замечает. Помню, в камере Лебедько говорил, что Россия безнадежно погрязла в авторитаризме, даже по сравнению с нами. Как бы то ни было, а 100 тысяч человек – это показатель. Человеческое обществе слишком сложно, чтобы его просчитать во всех направлениях. Тут ни правые, ни левые не могут даже экономику продумать – как результат, кризис на кризисе, а тут психология мотивации, где количественные показатели вообще не ясны. Радуют 2 вещи:

1. то, что ложь все еще возмущает людей и побуждает к действию;
2. в основном молодежь.

Век тотального цинизма, казалось, делает новое поколение безразличным. Ан нет! :) Конечно, все эти обещания и театр вроде веб-камер с прозрачными урнами – лапша на уши, и реальные сдвиги происходят лишь внутри правящего клана (а именно, возвращение выборов губернаторов – это подачка местным элитам, чтобы не вздумали бузить). Но главное – это люди, их настроения, чувства, устремления. Если они есть – значит, у будущего есть шансы. Я очень рад, что движение людей не происходит от каких-то оппозиционных партий, неважно, системных или внесистемных. Наибольшей популярностью пользуется идея гражданского общества, и это вселяет надежду.

На этом фоне выборы во Франции – редкостная скукотища. Все расписаны по партиям, как всегда, почти равные проценты у правых и левых, и, как всегда, главная интрига – что скажут ультраправые в лице Ле Пен. Единственная особенность в том, что часть электората из центра сместилась к радикальным крыльям, как к фашистами, так и к коммунистам. Меня удивляет, откуда у них столько поддержки. Но все равно – нудная тягомотина.»

Павел Сыромолотов

«В последнее время стал читать книги о правах человека, книги приверженцев разных политических направлений, учу французский язык. На свободе занимался музыкой, практически все свободное время отдавал ей. В клуб колонии попасть не удалось, видимо из-за моей «неблагонадежности». Позже занарядили на «швейку», 8 часов каждого будничного дня провожу там. Стараюсь не унывать.

Да, думаю, в скором времени всем станет легче.»

Партрэт на фоне кратаў

Информация от АЧК-Беларусь

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
10 ⁄ 2 =