Як у Крупскім раёне спрабуюць пасадзіць бацькоў чацвярых дзяцей


По-разному развлекаются представители правонарушительных органов нашей страны. Нам на почту написал читатель с просьбой опубликовать историю из жизни одной семьи из белорусской деревни пострадавшей от ментовского беспредела. Мы хотим заверить автора данной публикации, что пусть даже суды и прокуратура на стороне ментов, данная информация никуда не пропадет и каждая государственная бездарь и садюга ответит за свои действия против народа. РД

Гісторыя, якую я тут публікую, здаецца нерэальнай, але яна праўдзівая, больш за тое, яна напісаная маёй сяброўкай Марынай. Гэта яе бацькоў доблесная і ўжо вядомая грамадскасці крупская міліцыя і мясцовыя чынушы імкнуцца схаваць за краты, пазбавіўшы бацькоўскай апекі чацвярых дзяцей. А папярэдне з усіх як след паздзекаваўшыся. Не ведаю, як я яшчэ магу дапамагчы, але спадзяюся, што на гэты аповед звернуць увагу медыі, а можа, і юрысты, і зацікавяцца або хоць параяць нешта.

Об ЭТОМ тяжело писать. Об ЭТОМ очень больно писать. Поэтому в ЭТО трудно поверить. Проще всего ЭТО назвать абсурдом, но ЭТО – моя жизнь. Жизнь моей семьи: папы, мамы и трех малышей. Я говорю «малышей», потому что они живут ВОТ ТАК с самого рождения. А ЭТО длится уже 11 лет.

С 2000 года. Когда у мамы внезапно начались роды.

Дома, вечером. Папа побежал вызывать скорую к ближайшему телефону – т.е. в соседнюю деревню, где-то километр. События происходят не в заброшенной отдаленной местности, а в передовом во ВСЕХ отношениях Крупском районе Минской области. В деревне Лебедево, куда родители приехали со светлыми порывами и энтузиазмом жить в благодатной деревенской среде и возделывать брошенную землю. Пока приехала скорая, все благополучно закончилось. Мама решила, что ехать сейчас в больницу не имеет смысла. Врачи уехали, но скорая вернулась. Приехала сама заведующая роддома, пьяная. Судя по потоку ультиматумов и оскорблений, которые сразу же полились на мою маму, ее как раз оторвали от очередной пьянки. В конце концов папе удалось вытолкать ЭТУ за двери. Семья приходила в себя от шока. Но двери нашего маленького деревенского дома и на ЭТОТ раз не закрылись. Через 20 минут оперативно прибыл вооруженный пистолетами и дубинками отряд из 6 ЭТИХ в форме. В одежде и обуви они ввалились в дом и столпились вокруг постели роженицы и новорожденного, чтобы немедленно разрешить ситуацию. Начались крики, обзывания, шантаж. Скандалящее стадо ЭТИХ нечеловеческими усилиями наконец заставили покинуть помещение. И ЭТО был еще не конец. Вместо них приехали 2 ЭТИ в офицерской форме, еще раз скорая, и делегаты от Крупской районной власти. В верхней одежде и обуви ЭТИ свободно расхаживали по дому, поролись в бумагах на столе, чтобы не скучать в перерывах между «увещеваниями», чувствовали себя как дома. В это время мой маленький братик, которому тогда было год и 10 месяцев, забился под кровать, откуда его не могли вытянуть. После глубокой психической травмы ребенок долгое время никого не узнавал, даже маму. В шоковом состоянии маму ВОТ ТАК заставили поехать в роддом. Напротив нее в скорой посадили одного из ЭТИХ шестерых, которые с пистолетами наготове. ЭТОТ прилежно дожидался, чтобы выполнить свою миссию. Не хватало только решеток на окнах.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

В 2006 году, готовясь родить четвертого ребенка, моя мама осталась рожать дома сама. Когда перед глазами всплывал пережитый кошмар, мама поняла, что так рискует гораздо меньше и меншим. Пришлось признаться себе, что вот так одной, даже несмотря на возраст, — здоровее и просто безопаснее. Все прошло благополучно. Но видно такой факт ЭТИМ из местной больницы, милиции, прокуратуры, суда и, конечно, руководства района показался личным смертельным оскорблением, незаконным преступным актом. И ЭТИ решили доказать «преступность» на бумаге. С августа месяца начались приходы вооруженных ЭТИХ в сопровождении ЭТИХ с руководящих постов. ЭТИ приходили к нам домой и брызгая пеной у рта требовали наказания. Местная фельдшер металась в истерике и верещала: «Да меня же теперь зарежут и убьют!». Лейтенант милиции возмущенно кидался с вопросом: «Откуда у вас взялся ребенок?». ЭТИ упорно провоцировали скандал. И наверное любой нормальный человек уже бы ответил им так, как только можно реагировать на непредсказуемые появления у себя дома вооруженных отрядов все себе позволяющих ЭТИХ. Но мои родители продолжали верить, что где-то ТАМ есть что-то человеческое, что остановит ЭТИХ.

6 октября 2006 мой папа лечил зубы в местной больнице. 6-го был последний сеанс. Встав из кресла и поблагодарив за работу, папа направился к двери. Внезапно лечивший ЭТОТ, в два раза мощнее папы по комплекции, схватил его, придавил всей своей тушей к двери, пытаясь выламывать шейные и спинные позвонки, и тихо простонал пару раз: «Помогите, на доктора напали». В кабинете кроме них никого не было. Тут же на коридоре раздался топот ЭТИХ коллег. Два громилы зубных техника, кабинет которых находится метрах в 20 по коридору от места событий, выталкивали дверь внутрь, помогая ЭТОМУ, подпиравшему дверь изнутри моим папой. Немедленно вызвали милицию. Толпа негодующего ЭТОГО медперсонала оглушила папу, когда дверь все-таки поддалась. Было как раз обеденное время, когда больница пустеет и вымирает. Папе заломали руки и начали запихивать его в какие-то двери под восторженное улюлюканье ЭТИХ. И тут произошло чудо. Выстраданное и вымученное чудо: папа в последний момент вырвался и побежал. Ему удалось добежать до дома. Это чудо сохранило ему жизнь.

Потом на папу было заведено уголовное дело об «избиении доктора». Среди скудных судебных бумаг, пришитых к делу, обнаружились Акт, подтверждающий нанесение побоев ЭТОМУ от 5 октября, побои снимались по телефону и бесчисленное количество прочих фактов, свидетельствующих о выполнении всех процессуальных норм и бесспорно подтверждающих вину моего папы. Снова нечеловеческими усилиями, горами написанных заявлений и жалоб, разосланных по инстанциям и возвращенными обратно, непрерывными стрессами миллионами невосстановимых нервов двух законопослушных граждан и их маленьких детей удалось отстоять свое право на жизнь. В один из очередных приходов к нам ЭТИХ, папа с мамой часа два сражались с очередными «требованиями» ЭТИХ. Малыш, которому не было еще и года, остался дома один. Когда я прибежала из школы, ребенок практически задыхался от плача. Он быстро успокоился, увидев меня. Но через несколько месяцев оказалось, что он накричал себе грыжу. И так в начале 2007 года мама везла своего малыша в критическом состоянии в Боровляны делать операцию.

P.S. «Указом Президента Беларуси 2006 год объявлен в Беларуси Годом матери».

P.P.S. «Указом Президента Беларуси 2007 год объявлен в Беларуси Годом ребенка».

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

26 декабря 2011 года к нам домой приехали трое ЭТИХ, при огнестрельном оружии, дубинках и баллончиках – как обычно. ЭТИ поставили себе задачей принудительно доставить папу в суд. Конец года и отчетность поджимали: стопроцентному выполнению плана по снятию отпечатков пальцев мешал на районе мой папа и еще какой-то алкаш, у которого поймать в трезвом состоянии. На недоумение местных ЭТИХ папа дал конкретный ответ: вам, приходящим ко мне и моим детям домой и угрожающим им оружием, не считаю себя обязанным что-либо сдавать, другим – пожалуйста, хоть сейчас. Все в соответствии с законом. ЭТИ понасмехались, пальцем у виска покрутили и потолкали папу к служебной машине. Только как-то так получилось, что ручка у дверцы все не открывалась. Один из ЭТИХ не выдержал и закипел яростью. ЭТОТ начал избивать папу, бил в лицо, в грудную клетку. Второй ЭТОТ тут же бросился на подмогу с дубинкой. Мама в ужасе схватилась за дубинку, за что поплатилась выкрученными руками и сломанным пальцем. На глазах у выбежавших в ужасе на улицу детей папу качали по земле и избивали. Насытившись, закрутили руки за спину, одели наручники и запихнули в машину. Потом около 4 часов продолжали издеваться, отправляли то в суд, то в прокуратуру на допрос, не давая даже утереть лицо, все в крови и песке. И только после 4 часов милостиво позволили пройти медицинское освидетельствование, на котором кровоподтеки на одном глазе были установлены, а на другом – нет, сломанный нос тоже не заметили. Продержали ночь в камере, а 27-го выписали штраф 20 базовых и выпустили.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.
На сегодняшний день по словам прокурора в милицию подано 3 заявления ЭТИМИ о сопротивлении милиции, оказанным нашей семьей. Поданные заявления об избиении возвращаются обратно, из суда и прокуратуры исчезают все доказательства, противоречащие «оказанному сопротивлению». Родителей вызывают в следственный комитет по повесткам неизвестно в качестве кого на одно и то же время. На замечание папы, высказанное в телефонном разговоре с прокурором следственного комитета, к которому папа обратился за разъяснениями, что оба родителя не могут оставить малолетних детей без присмотра и явиться в одно время, прокурор заявил: «По нашим сведениям, у вас нет малолетних детей».

Источник.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
25 − 19 =