Румынский бунт

В Румынии с 15 января на протяжении нескольких дней шли массовые протесты, переходившие в ожесточенные столкновения с полицией. В Бухаресте в выступлениях приняло участие до 4-х тысяч, так же протесты охватили многие города страны, на улицы вышли десятки тысяч людей.

Диктатура ростовщиков

Фундаментальная причина бунта – пакет неолиберальных реформ, который уже вызвал горячее одобрение МВФ. В 2009 г. Румыния получила помощь от Международного валютного фонда и ЕС в размере 20 миллиардов евро. По условиям договора с кредиторами Румынии пришлось на 25 процентов снизить зарплаты служащим госсектора, сократить сотни тысяч людей и прекратить ряд социальных программ. При этом официальные представители правительства заявляют, что жесткие меры необходимы, чтобы спасти страну от дефолта.

В Румынии работает сценарий, аналогичный греческому. Бездарное правительство, не в силах расплатиться с долгами, которые оно понаделало до наступления мирового экономического кризиса, залезает в новые долги, полностью подчиняя свою внутреннюю политику кучке международных банков. Это и есть ядро неолиберализма – диктатура ростовщиков. Выдавая румынскому или греческому правительству десятки миллиардов долларов, банки получают их назад, в виде выплат по старым кредитам, в обмен на обязательства правительства не просто расплатиться с оставшимся долгом (и вернуть постоянно растущие проценты с него), но проводить такие меры, которые гарантируют скорейшие выплаты, прибыль финансистов.

Когда нескольким крупным банкам нужны деньги, все остальные – врачи, учителя, рабочие, студенты, пенсионеры, – могут и подождать. Все должны теперь работать на банки и затягивать пояса: целые отрасли, целые страны. А для тех, кто станет возмущаться, заготовлены полицейские дубинки.

Лечение – богатым, гробы – бедным

Спусковым крючком для волнений стало следующее: президент страны Траян Бэсеску (из либерально-демократической партии) еще в конце декабря инициировал новый закон, согласно которому приватизации подлежит вся система здравоохранения. Систему здравоохранения планируется перестроить на началах конкуренции между больницами. Так правительство сократит расходы, а бизнес получит возможность извлекать прибыль из страданий людей. Будет введена всеобщая оплата лечения, урезаны льготы тех, кто платит медицинскую страховку. К чему это приведет, достаточно очевидно: есть деньги – будут тебя лечить, нет – извини.

Будьте здоровы, живите богато
Если позволит ваша зарплата
А если зарплата вам жить не позволит
Тогда не живите, никто не неволит!

Румынские анархисты отмечают, что «такие планы побудили младшего государственного секретаря и директора медицинской службы спасения Раеда Арафата публично объяснить, что этот закон разрушит систему здравоохранения, и поэтому он не согласится на это». В ответ президент Траяна Бэсеску объявил Арафата «крупным врагом частной системы здравоохранения»и заявил: «Если он не согласится с законом, то уйдет». Раед Арафат подал в отставку.

Право-левый бунт

Возмущению низового румынского населения не было предела, но лишь немногие решились протестовать.Протесты преимущественно носили спонтанный характер. Основной контингент возмущенных составили пенсионеры и студенты, к ним примкнули футбольные фанаты. Возможно, последнее обстоятельство и помогло дать насильственный отпор полиции: когда она бросилась избивать протестующих, те ответили камнями; затем в дело пошли коктейли Молотова.

Президент Бэсеску отреагировал на протесты словами: «Нация не заслуживает своих лидеров». Юлиан Урбан, депутат от правящей в Румынии либерально-демократической партии, выразился еще яснее: «Те, кто вышел на улицы, – черви. Они заслуживают преждевременной смерти в больнице, потому что выступают против нового закона о здравоохранении». Вообще, стоит обратить внимание, на характерный стиль высказываний румынских чиновников.

Проблема в том, что в Румынии нет серьезных радикальных внесистемных организаций — сторонников всеобщего самоуправления. Зато в движении протеста сильны правые. Вот что сообщают об этом румынские анархисты: «Какие формы примет протест в дальнейшем, трудно оценить. Значительная часть протестующих аргументирует с националистических позиций, некоторые призывают к возвращению короля, имеются и фашисты. Левые в большинстве городов слабы, или их нет вообще. Большинство из немногих коммунистов сами являются ярыми националистами и совершенно не понимают ситуации. Анархисты составляют незначительное меньшинство. Многие люди не видят, что социальный демонтаж в Румынии – это часть мирового капиталистического «кризиса», и связывают социальные проблемы исключительно с «лидерами».

Национальный вопрос

Со своей стороны заметим, что национальное напряжение в 20-миллионной Румынии достигает высокого уровня. В частности, из-за отношений между румынским и цыганским населением (цыган в стране насчитывается до двух миллионов, хотя есть и более скромные оценки). Имеются и серьезные проблемы между румынами и полуторамиллионным венгерским меньшинством, подогреваемые как венгерскими, так и румынскими правыми. Совершенно не исключено, что правым или правительству удастся со временем слить социально-классовый протест в националистическое русло. Хотя пока сообщений о каких-либо столкновениях на национальной почве не поступало.

Искать выход вместе

Социальный протест, конечно, лучше, чем бездействие. Возможно, протесты притормозят некоторые реформы. Возможно, из них со временем вырастет что-нибудь новое. Но неолиберальное бедствие носит всемирный и глубинный характер. Без смены общественной системы его не остановить. Пока в мире есть деньги и банки, будут сохраняться нищета и бесправие. Без перехода всех предприятий, земли, транспорта, систем социальной поддержки в руки ассоциации самоуправляемых коллективов, способной планировать общественное развитие, словом без социальной революции, положение людей к лучшему не изменится. А социальная революция невозможна без единства угнетенных всех национальностей.

Михаил Магид

Взято отсюда: http://komuna.org.ua/?p=437

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
1 + 23 =